Фрагмент карты
© Claughton Photography (UK)

Наши партнеры:

Скандинавские древности

 

Англосаксонское миссионерство среди германцев

I. Виллиброрд

1. К началу VIII в. основание христианского Запада никоим образом не упрочилось:

(а) ни с христианско-церковной стороны: именно в церковной жизни на материке появляются самые тревожные признаки неблагополучия; на Запад обратилась агрессия фризских и саксонских язычников; сосуществование автономных национальных церквей способствовало дальнейшему увеличению раздробленности;

(б) ни с точки зрения политический ситуации: она была далеко не стабильной. С одной стороны, мировые политические силы ставили под вопрос само существование христианского мира, с другой стороны, под угрозой было его единство. Источниками опасности были: ислам; антипапская политика Византии (император Лев, иконоборец); противоборство политических сил внутри франкского королевства и столкновения с пограничными княжествами; притязания лангобардов на Рим и Италию.

Во франкском королевстве положение стабилизировалось после отражения арабов (Пуатье, 732 г.) вследствие победы майордома Карла Мартелла, достигнутой при участии аристократии, в том числе епископов. Правда, причитающееся им вознаграждение эти знатные воины получали за счет церковных владений. Тем самым Франкская национальная Церковь стала еще крепче связана с политическим статусом королевства.

2. Вопрос — как мы теперь задним числом можем его сформулировать — стоял так: сможет ли, и если да, то каким образом, франкское королевство интегрировать вокруг себя страны Запада в единое целое? Франкская национальная Церковь была слишком изолирована, чтобы достичь этого; осуществить такое единство можно было только на основании общецерковной интеграции.

Заслугой святого Бонифация как раз и было то, что он подготовил такую интеграцию. Он настолько сблизил “папство” и “Франкское королевство”, до тех пор имевшие друг о друге лишь самое неясное представление, что появилась возможность заключения, а в дальнейшем и укрепления союза между ними. Ход исторического развития дал этой возможности осуществиться. Правда, когда в 739 г. папа Григорий III впервые обратился к Карлу Мартеллу с просьбой защитить его от лангобардов, майордом, бывший их союзником, ответил отказом. Но с установлением прочного союза между папой Стефаном II и королем Пиппином в 753/754 г. настал “один из величайших моментов мировой истории. С этого момента началось образование военно-клерикального государства, которое легло в основу всей европейской истории” (Ranke).

3. Миссионеры-бенедиктинцы, посланцы Англосаксонской Церкви, приходя с крестом в руке, проповедовали в первую очередь фризам (побережье Северного моря от Бельгии до Везера). Фризы с их грубым и независимым нравом особенно долго сопротивлялись христианизации. После тщетных трудов Вилфрида, епископа Йоркского († 709 г.), и других миссионеров обратить в христианство фризов в 689 г. на их берегах высадился ученик Вилфрида Виллиброрд († ок. 739 г.) с одиннадцатью единомышленниками. Он действовал с согласия франкского майордома Пиппина II Среднего, которого он лично посещал, и в союзе с папой. Дважды он приезжал в Рим. Во время своего второго визита в 695 г. он был посвящен папой Сергием (687-701) в сан архиепископа. Свою резиденцию он (по указанию Пиппина) устроил в Утрехте. В 698 г. св. Ирмина (вероятно, происходившая из знатного франкского рода) подарила Виллиброрду земельное владение (в нынешнем Великом герцогстве Люксембург), где он основал монастырь Эхтернах. Он сделал этот монастырь питомником миссионерства. Эхтернах даже стал в определенном смысле исходным пунктом окончательной христианизации всей нынешней Германии. По всей вероятности именно отсюда в 719 г. Виллиброрд отпустил на Восток Бонифация, когда тот отказался продолжать миссионерскую работу среди фризов. В этом монастыре Виллиброрд, “апостол фризов”, и был похоронен, когда завершилась его полная успешных трудов жизнь. В наступающие столетия Эхтернах сделался важнейшим центром христианской религии и культуры (изготовление книг) и одним из важнейших аббатств империи.

II. Бонифаций

Ученику и сподвижнику св. Виллиброрда суждено было превзойти учителя. Бонифаций расширил, очистил и реорганизовал церкви Германии и Западного королевства франков.

1. а) Винфрид (как его звали) родился ок. 672 г. Он происходил, вероятно, из знатного англосаксонского рода. Уже в отроческие годы он носил облачение монаха-бенедиктинца. Ему было уже сорок лет, когда его потянуло из монастыря к миссионерской работе, которой он и посвятил следующие почти сорок лет своей жизни. Первая поездка к фризам, где он после служения Виллиброрда надеялся обрести благодатную почву для своих дальнейших попыток обратить язычников в христианскую веру, осталась безуспешной. Дело в том что именно тогда, в 716 г., герцог фризов язычник Радбод отвоевал покоренную ранее франками-христианами часть Фризии. Во вторую свою поездку Винфрид отправился из Англии прямо в Рим. Там в 719 г. папа Григорий II с наречением римского имени Бонифаций (в честь одного киликийского мученика), принял его в папскую семью (хотя еще не в юридическом смысле) и с общим поручением заниматься миссионерской деятельностью послал к германцам (до 721 г. он вместе с Виллибрордом во Фризии; в 722 г. в Гессене; основание первого монастыря: Аменебург).

б) У Бонифация, как и у монахов англосаксонских монастырей вообще, были сильны национальные корни. Поэтому его, “нового” сакса, с особой силой влекло отправиться с миссионерской целью к сородичам на материке, саксам. Однако в 737/738 г., когда он задумал такую поездку, папа Григорий III предусмотрительно не дал своего согласия. Все же миссия среди саксов всю жизнь оставалась его тайным желанием, об исполнении которого неустанно молились сам Бонифаций и его друзья. Его бесчисленные миссионерские труды могут рассматриваться в качестве подготовительных этапов на пути к саксам.

2. а) Во время своей второй поездки в Рим в 722 г. Бонифаций принес клятву верности папе Григорию II. Так присягали до сих пор папе только ближайшие к Риму епископы. Тогда же Бонифаций был посвящен папой в сан епископа-миссионера (без постоянной резиденции).

б) Отныне к Бонифацию приходит успех. При Гейсмаре от руки провозвестника веры пал дуб Донара: то был настоящий Божий суд в глазах видевших это язычников. Основанием монастыря Гейсмар увенчалась миссия в Гессене. К 724 г. миссия среди язычников в полном смысле слова может считаться законченной.

За этим последовали попытки Бонифация усовершенствовать христианскую жизнь. Он стремился искоренить в ней пороки и придать ей большую духовную глубину. Еще с прежних времен в Гессене и особенно в Тюрингии оставались христиане. Но уровень этого незрелого или же вновь пришедшего в упадок христианства был ужасающе низким. Оно было грубым и чуждым подлинному церковному духу, что выразилось, в частности, в различных языческих суевериях. С другой стороны, Бонифаций с самого начала и затем в течение всей своей жизни вынужден был бороться с издавна оставленным без присмотра клиром, от которого мало отличались женатые и отягощенные земельными владениями франкские епископы.

в) Миссионерские труды разделяли с Бонифацием немногочисленные выходцы из Англии (среди них Лулл, Бурхард). Английские женские монастыри также внесли свою лепту, посылая талантливых женщин-благовестниц (св. Текла; св. Лиоба, родственница св. Бонифация, с которой он был дружен). Свое миссионерское служение святой завершил к востоку от Рейна и в нынешней Франконии. Конец миссии Бонифация был ознаменован устройством монастырей, в том числе и женских: Таубербишофсгейм, Китцинген и Оксенфурт. Эти монастыри сделались затем первыми в Германии приютами для христианского воспитания девочек. Поле деятельности святого было необыкновенно обширно. Это приводило подчас к тому, что Бонифаций, к своему глубокому сожалению, вынужден был привлекать к работе недостаточно образованных священнослужителей.

3. Между тем при папском дворе по достоинству оценили важность проделанной Бонифацием работы. Эта высокая оценка выразилась в том, что Бонифаций был возведен в сан архиепископа (732 г.), правда, без предоставления соответствующей епархии. Результатом третьей поездки в Рим в 738/39 г. было составление подробной программы дальнейшей работы. Речь шла, прежде всего, об организации Церкви. Первой в этом ряду была Баварская Церковь, где действия Бонифация поддерживал герцог баварский Одилон.

Деятельность Руперта Вормсского в Зальцбурге, Эммерана — в Регенсбурге и Корбиниана — во Фрайзинге не привела к появлению новых епископств. В то же время в Баварской Церкви епископ был только один — в Пассау. Бонифаций разделил Баварскую Церковь на четыре епископства (Зальцбург, Пассау, Фрейзинг, Регенсбург). Позднее добавился еще Эйхштет. Опорными пунктами религиозно-церковной жизни стали новые монастыри. Поместные соборы действовали на благо Церкви, способствуя устранению недостатков.

В самом же государстве франков Бонифаций смог приняться за организационную работу в Церкви только после смерти Карла Мартелла (741 г.). Ему покровительствовали теперь Карломан и несколько менее ревностный в делах Церкви Пиппин. Прежде всего Бонифаций основал новые епархии. В Гессене и Тюрингии он учредил епископства в Вюрцбурге, Эрфурте и Бюрабурге (742 г.) Для них он испросил то, чего до сих пор никогда не бывало, — утверждающие их именные папские буллы. На плечи Бонифация, в 722 г. поклявшегося в верности папе, легло столь много обязанностей, что он свое личное обязательство перед ним перенес на всю Франкскую Церковь. Тем самым он распространил на эту Церковь юрисдикцию папы. Поступок Бонифация имел огромное значение как для Франкской Церкви, так и для Рима.

Бонифаций фактически стал примасом, т. е. первенствующим епископом, восточных франков (Австразия). Это выразилось в том решающем значении, которое имело участие Бонифация в первом общецерковном восточнофранкском Соборе 743 г. (так называемый Concilium Germanicum, созванный Карломаном, который и придал его решениям, обнародовав их, законную силу). На этом Соборе Бонифаций убедил епископов присягнуть на верность папе, что означало дальнейшее распространение папской юрисдикции. От монастырей он потребовал введения бенедиктинского устава. В то время клир и епископат в значительной своей части пришли, согласно письменному свидетельству святого, в невероятный упадок. Бонифаций принял ряд мер, направленных на воспитание священнослужителей (запрет охоты и военной службы). Церквям должно было быть возвращено отнятое у них имущество (чего однако не произошло).

4. Затем границы области, находившейся под влиянием святого, вновь расширились. На Соборе в Суассоне 744 г. и первом общефранкском Соборе 745 г. Бонифаций предстает (естественно, лишь с согласия майордома) верховным руководителем также Нейстрийской Церкви, а в принятых на этих соборах решениях — ее реформатором.

Тогда же было решено ввести во Франкской Церкви сан митрополита. Переговоры с папой были успешны. Однако же претворение этого решения в жизнь потерпело неудачу. Причиной было сопротивление прежнего франкского епископата. Сам Бонифаций должен был стать, согласно соборному постановлению, митрополитом с резиденцией в Кёльне. Но этого не случилось, и он получил епископство в Майнце (746 г.).

Резкие выступления Бонифация против недостойных членов клира, естественно, встретили и сопротивление. Местные франкские епископы, чаще всего женатые, стремящиеся к деньгам, наслаждениям и власти, показали себя противниками Бонифация с первых же лет его пребывания у франков и до конца жизни этого миссионера. Он не во всем преодолел их сопротивление, но проводил реформу и каноническое устроение Церкви настолько целенаправленно, что это органически направило по намеченному им пути все дальнейшее церковное развитие. Бонифаций достиг своей цели: обновил Церковь Германии и Галлии и, согласно традициям его родной (Английской) Церкви, основанной Римом, связал с тем центром, который избрал для нее Сам Бог. На одном из синодов 747 г. Бонифаций уже мог велеть франкским епископам провозгласить, что они “твердо решили пребывать в единении с Римской Церковью и повиноваться ей”.

5. В 746 г. Бонифаций основал монастырь Фульда, предназначенный быть образцовой школой и питомником миссионеров для всей Германии. Аббатом там он поставил бавара Штурма. Для этого монастыря Бонифаций получил от папы привилегию, дававшую ему полную экземпцию, т. е. церковно-каноническую независимость от какого бы то ни было епархиального епископа, что стало заметным расширением папской власти в национальной Франкской Церкви. Монастырь Фульда был, подобно английским монастырям, одновременно и центром просвещения. Фульда стала отрадой старого миссионера и средоточием духовной, хозяйственной, научной и художественной деятельности. Здесь же Бонифаций был погребен, после того как он в 754 г., уже почти восьмидесятилетним старцем, вернувшись к своей “первой любви”, нашел вместе со своими спутниками мученическую кончину в одной из миссионерских поездок к фризам. (Майнцскую кафедру он заблаговременно оставил своему ученику Луллу.)

6. В последние десятилетия за Бонифацием перестали признавать почетный титул “апостола немцев”. В самом деле, понятие “немцы” не подходит к германцам, к которым была обращена миссионерская деятельность Бонифация. С другой стороны, Бонифаций был не единственным миссионером, принесшим свет Евангелия племенам, из которых впоследствии образовался немецкий народ. Кроме того, его деятельность пришлась на тот период, когда миссионерство среди язычников уже не являлось главной задачей. И все же в этом титуле есть своя правда: (а) во-первых, святой осуществлял миссию среди язычников на очень большой территории (земли фризов, Гессен, Тюрингия); (б) во-вторых, он очистил от недостатков существовавшие еще до него главные церковные центры и вдохнул в них новую жизнь, что имело для Церкви решающее значение; (в) учрежденная им церковная организация впервые сделала Франкскую Церковь по-настоящему и надолго жизнеспособной; (г) и, наконец, самое главное: (аа) благодаря Бонифацию в сознании Франкской Церкви глубоко и прочно запечатлелся идеал христианина, вернее — идеал священника, восходящий к нормам древней Церкви; (бб) все труды Бонифация были, по его собственным словам, не чем иным, как “legatio Romana”, “римским посольством”, он действовал со всей определенностью как папский наместник. Иными словами, Бонифаций был близок к главному церковному центру. Тем самым он давал настоящую опору слабым местным Церквям. Упрек Бонифацию в том, что он “в качестве папского легата усилил влияние Рима в руководимой им Германской Церкви, может исходить лишь от совершенно неисторичного образа мыслей” (Heussi). Ибо этим “он дал <...> немецкому, как и всем западным христианским народам, решающий и чрезвычайно плодотворный жизненный импульс, ставший залогом будущего величия Церкви и вместе с тем всей средневековой культуры” (Sohm).

Разумеется, нельзя забывать о том, что реформаторская деятельность Бонифация протекала в четко очерченных рамках специфического сознания национальной Церкви. Карломан и Пиппин считали реформы исключительно своим собственным делом. Только так можно интерпретировать высказывания австразийского майордома в 743 г. на Concilium Germanicum и его брата Пиппина в 744 г. в Суассоне. Собравшиеся епископы фигурируют здесь в роли советников, сам майордом объявляет церковные решения в своих Capitularia законами. О том же говорит и участие в работе соборов представителей светской знати.

7. Если вспомнить, какой была религиозная и нравственная ситуация в государстве франков до св. Бонифация, мы можем также высоко оценить работу, проделанную им в Галлии: возрождение деятельности соборов; борьба с языческими обычаями; назначение епископов, бывших ревностными сторонниками реформ; и не в последнюю очередь, его инициатива по назначению архиепископов. Последние получали свою власть непосредственно от папы, принимая от него “pallium”. Благодаря этому устанавливались постоянные и частые отношения с самым значительным и авторитетным хранителем древнего церковного предания и возникала тесная связь с духовным центром и средоточием деятельности вселенской Церкви. Как мы уже видели, Церковь, искавшая путь к единству Запада, необходимому для здорового развития христианства, получала тем самым существенную помощь.

Тем не менее все это не означает, что опекаемые Бонифацием племена в своем большинстве приняли христианство в полном соответствии с библейским Откровением. И по более поздним высказываниям самого святого относительно религиозного и нравственного состояния его паствы более или менее верной оказывается оценка, данная им еще в 742 г.: “Народы Германии в некоторой мере пробуждены и направлены на должный путь”.

По изданию: Лортц Й. История Церкви (рассмотренная в связи с историей идей): Т. 1: Древность и средние века. – М.: Христианская Россия, 1999. – с. 210-218.
© “Христианская Россия”, издание на русском языке, Italy, 1999

назад


Наши партнеры:


 


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.
Упельсинкина страница