Фрагмент карты
© Claughton Photography (UK)

Наши партнеры:

Скандинавские древности

 

Археологические данные и исторические свидетельства о появлении христианства на Британских островах

У нас нет современных местных свидетельств об истории ранней церкви в Британии, за исключением нескольких надписей на камнях, найденных в западной части острова. Местные литературные тексты в Британии появляются не ранее VI века, а в Ирландии, где письменность была введена, по всей вероятности, в V веке, во времена св. Патрика, нашими единственными подлинными документами столь раннего времени являются его собственные произведения. Поэтому в наших сведениях о начальном этапе христианства в Британии мы главным образом основываемся на современных континентальных авторах, а наши самые полные источники информации по этому вопросу происходят из Галлии.

Наши первые непосредственные данные о христианстве в Британии тем не менее исходят из двух африканских источников. Тертуллиан, писавший около 200 г., говорит, что Евангелие уже достигло нероманизированных областей Британии (недоступные римлянам земли бриттов подчинились Христу — Britannorum inaccessa Romanis loca Christo vero subdita); а Ориген, писавший около 240 г., говорит о христианстве как о силе, объединяющей бриттов (quando enim terra Britanniae ante adventum Christi in unius dei consensit religionem?). Широко известное предание говорит о трех первых мучениках в Британии — св. Альбане в Веруланиуме и Аароне и Юлии в Карлайле или Честере, или, возможно, в Карлионе. Акростих, нацарапанный на красной штукатурке римского дома в Сирениестере, который с высокой степенью достоверности может быть интерпретирован как крест, составленный из слов Pater noster вместе с alpha и omega, и в целом представляет собой христианскую криптограмму, что предполагает использование креста в качестве христианского символа в Британии еще до Церковного Мира при Константине в 312 г.

У нас нет сведений об обращении Британии или об источнике введения христианства; но очевидно, оно уже было достаточно распространено в ранний период римского владычества, а судя по присутствию трех британских епископов на Арльском соборе в 314 г. и в Римини в 359 г., можно сделать вывод, что Британия уже имела церковную организацию. Очевидно, в IV веке она находилась в мире и согласии с галльской церковью, так как св. Афанасий говорит, что британская церковь приняла определения, утвержденные Никейским собором в 325 г., а Иларий Пуатьеский, как и Афанасий, упоминают британских епископов, как и епископов Галлии, в числе своих последователей. В циркуляре Константина, обращенном ко всем провинциям империи и имевшим своей целью введение единого образца празднования Пасхи, в число стран, к которым было отослано это письмо, включены британцы. Письма св. Иеронима постоянно причисляют британцев к народам, чтящим Христа.

За последние годы к нашим знаниям о христианстве в Британии римского периода многое добавила археология. Небольшое здание, раскопанное в Силчестере, с 1893 г. считается христианской церковью на основании своей планировки, однако, хотя недавно оно было исследовано вновь, результаты исследования еще не были опубликованы и христианское назначение этого здания не вполне доказано. В римском городе Кервенте в развалины римских публичных бань было встроено небольшое здание, план и ориентация которого позволяют с уверенностью говорить о христианской церкви. Это строение может служить свидетельством континуитета римско-британского христианства в постримский период; однако и в данном случае мы не располагаем неопровержимыми доказательствами. Беда, рассказывая о мученичестве св. Альбана, говорит о церкви в Веруланиуме как все еще существующей в его дни и о других церквах в Кентербери, восстановленных саксонским королем Этельбертом Кентским, из которых одна, расположенная непосредственно за чертой города, была предназначена для его королевы Берты и ее франкского капеллана Лиудхарда, а остальные использовались Августином, его монахами и новообращенными.

Самыми важными раскопками материальных свидетельств римского христианства в Британии являются раскопки виллы Лаллинстоун в Кенте в 1949 г. Между 364 и 370 гг. владелец этой виллы и его семья стали христианами. По меньшей мере две из ее верхних комнат, по всей видимости, были переоборудованы для использования в качестве христианской часовни, а на одной из стен были восстановлены фрагменты крашеной штукатурки, представляющие шесть человеческих фигур, простерших руки в стороны, в соответствии с обрядом ранней христианской молитвы; и вдобавок к этому на стене передней комнаты была нарисована большая монограмма Chi-Rho, заключенная в венок. Очевидно, на этой вилле в течение второй половины IV века жили христиане, и вполне вероятно, хотя опять же не доказано, что они обустроили эту часть дома как домашнюю часовню или домашнюю церковь, наподобие тех, что предшествовали независимым базиликам, и христианские богослужения здесь продолжались, очевидно, и в V веке. Уже перед самым окончанием римского владычества и, несомненно, в результате Церковного Мира при Константине христианство стало официальной религией в Британии.

Сообщение между британской и континентальными церквами не прерывалось даже после ухода римлян. Варвары-пираты, уже сделавшие опасными и труднопроходимыми Северное море и Ла-Манш, не устрашали церковных и даже частных путешественников в их поездках на континент и обратно. Довольно странно, что это происходило именно в тот период, когда Рим впервые начал выказывать активный интерес к британским делам. В это время некий Пелагий, монах кельтского происхождения, вероятно, бритт, сыграл важную роль в распространении на континенте определенных взглядов, сочтенных еретическими, и мы узнаем от Проспера Аквитанского, авторитет которого по этому вопросу несомненен, что Британия рассматривалась как цитадель этой ереси.

Взгляды Пелагия нигде не выражены им самим развернуто, и мы вынуждены по большей части опираться на сообщения его противников. Ересь, приписываемая ему, отрицала первородный грех и считала, что человек способен избежать греха своими собственными усилиями, не прибегая к помощи божьей милости. Придерживался ли Пелагий таких взглядов еще до того, как он покинул Британию и уехал в Галлию, неизвестно, но последовавшие за этим длительные и жаркие споры, известные под названием “Милость и Свободная Воля”, в результате привели Британию, вероятно, в более тесное соприкосновение с континентальной церковью, чем когда-либо.

Соответственно, в 429 г. папа Целестин послал Германа, епископа Оксерского, в качестве своего представителя (vice sua) в Британию для искоренения зла. Мы располагаем подробным рассказом об этой поездке в изложении Констанция, очевидно, лионского священника, писавшего в конце V века, вероятно, по заданию епископа Лиона. Констанций также фиксирует второй визит св. Германа, который скорее всего происходил около 445 г., однако у нас нет данных, подтверждающих этот факт. Из характера повествования Констанция явствует, что оно было составлено прежде всего для назидания и не замышлялось как исторический документ, и сам автор старается снять с себя ответственность за достоверность приводимых им фактов. Он все еще придерживается литературных стандартов, привитых в римских школах Галлии.

Даже Британия все еще извлекала выгоду из школьного образования, введенного в этой стране римлянами, принимая активное участие в интеллектуальной жизни континента, а британцы до сих пор могли свободно переезжать на континент и обратно. Это мы узнаем из собрания датируемых этим периодом анонимных писем, возможно, пелагианских по тону, определенно либеральных по духу и даже демократичных по своим взглядам. Одно из этих писем, по-видимому, было написано британцем, путешествующим за границей, своему отцу, вероятно епископу, так как сын обращается к нему “honorificentia tua” и “parens delectissime”. Автор этого письма берет с собой свою маленькую дочку для религиозного обучения на Сицилии и просит своего отца не печалиться по поводу нее, но думать о ней, как если бы она была сыном, “который для своего образования должен быть на время отделен от любящих его”.

По всей вероятности, христианство в Британии имело непрерывную историю. В Восточной Британии нашествия язычников-саксов все сильнее затрудняли сообщение с континентальной церковью, и начиная с V века наши континентальные источники прерываются. После этого мы оказываемся в зависимости от британских материалов, археологических, эпиграфических и литературных, дополненных ирландскими (латинскими) источниками по всем этим дисциплинам. Картина, вырисовывающаяся из них, показывает постоянное распространение христианства на запад наших островов за пределы Римской империи.

В бриттском (кельтском) королевстве Стратклайд обнаружены останки двух христианских кладбищ. Эти открытия были сделаны благодаря надписям на знаменитом Кэтстоуне в Керклистоне в 6 милях к западу от Эдинбурга, стоящем посреди могил; и по еще более знаменитому могильному камню из Йерроукерка близ Селкерка, который также когда-то стоял на большом христианском кладбище. На юго-западе полуострова Голуэй располагается большое количество ранних камней с надписями. Древнейшим из них считается камень Latinus на острове Уитхорне, датируемый V или VI веком. Самый любопытный из Керкмадрайнских камней, поставленных в память о трех священниках, вероятно, также датируется V веком. Три Керкмадрайнских камня и два камня в Уитхорне поставлены в память христиан и, должно быть, находятся на месте древних церквей. В ходе раскопок поблизости были обнаружены ранние церкви, в частности церкви на традиционном месте часовни св. Ниниана на острове Уитхорне, в одноименном поселке и на острове Ардуэлл. Предание VIII века, записанное Бедой (Н. Е. III. 4), утверждает, что св. Ниниан обратил южных пиктов “задолго до того”, как св. Колумба обратил северных. Св. Колумба умер в 597 г. Беда добавляет, что locus (место монастыря) Ниниана был известен как Candida Casa (“белый дом”), “ибо там он построил церковь из камня, необычного среди бриттов”. […]

Именно римляне первыми научили бриттов резьбе по камню, и несомненно, в конечном итоге именно этой римской технике бритты обязаны многочисленностью своих ранних каменных надписей. Кроме того, перед глазами бриттов постоянно находились римские каменные надписи, разбросанные по всей стране. С другой стороны, все бриттские (латинские) надписи были сделаны на надгробных памятниках, в то время как римские надгробия носили сугубо официальный и военный характер. Более того, почти все бриттские надписи V века являются личными и христианскими. Подобные прецеденты не были характерны для среды ранних христиан римской Британии, которые, по-видимому, не воздвигали надгробий. Бриттские надписи с V по VII век очень напоминают надписи христианской Галлии не только по обычаю именно таким образом чтить память умерших, но и по используемым формулам и типу написания. Хотя в целом фразеология и эпиграфика Британии сформировались в небольшой временной промежуток, стилистика надписей первых британских надгробных камней была заимствована из Галлии в первой половине V века. Эти характерные черты галльского христианства, очевидно, появились на западных берегах Британии благодаря постоянному морскому сообщению.

Особый интерес в этом отношении представляет одна важная надпись с острова Англси. Мы уже упоминали мемориальную табличку в церкви Ллангадваладра в память “славного короля Катамана”, то есть короля Кадвана из Северного Уэльса, умершего в 625 г. Эта надпись выполнена почти чистым рукописным полуунциалом и представляет позднейшее континентальное рукописное написание того времени. Две другие надписи с Англси (СПС nos. 968, 971) выполнены тем же стилем. Сыном Кадвана был великий Кадваллон, убивший короля Эдвина Нортумбрийского, а церковь была, очевидно, основана его внуком Кадваладром, умершим в 664 г. У этой династии были все причины чтить память своего основателя в хвалебных тонах, напоминающих панегирики бардов, и под их же покровительством двор Англси и Северного Уэльса вполне мог начать культурное общение с некоторыми галльскими дворами, отголоски которого мы обнаруживаем в начале IX века.

Мы видели, что саксонские набеги на Восточную и Юго-Восточную Британию не смогли прервать сообщение Британских островов с континентом, и хотя они должны были служить серьезной помехой церковным контактам, они, несомненно, не могли полностью их исключить. В документах зафиксировано, что св. Витриций, епископ Руана приблизительно с 380 по 408 г., с которым были знакомы св. Мартин и св. Паулин Ноланский, посетил Британию около 395 г.; история пелагианства, анонимные письма, упоминавшиеся выше, и поездка св. Германа в Британию в 429 г. также предполагают непрерывные связи с Британией в течение всего V века. Это подтверждает и история колонизации Бретани, а в VI веке мы видели, что страны по берегам Ирландского моря объединяли с Галлией постоянные морские пути. И на самом деле именно в этот период в Ирландии появилось христианство.

Диллон М., Чедвик Н. К. Кельтские королевства. – СПб: Евразия, 2002. – 512 с.
© Иванов С. В., перевод
© Издательская группа “Евразия”, 2002


Наши партнеры:


 


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.
Упельсинкина страница