Фрагмент карты
© Claughton Photography (UK)

Наши партнеры:

Скандинавские древности

 

Кельтская Церковь и утверждение христианства в Европе темных веков

К началу

Вслед за героями сказок

Современному исследователю нелегко понять, почему монахи и ученые из кельтских стран (а ведь Ирландия долго оставалась «вещью в себе», будучи отчужденной от остального мира) вдруг решили пуститься в столь далекие и опасные странствия? Почему скотты, так любящие свою родину и так гордящиеся ей, пожелали оставить ее ради неведомых земель? Парадоксально, но именно святой Колумба, стяжавший славу вдали от Ирландии, написал столько проникновенных элегий об утраченной родине. Его, в принципе, понять можно – он оставил Изумрудный остров не по своей воле и потому имел полное право тосковать по «отчизне милой, навек оставленной». Но ведь не все же монахи, отчалившие от родных берегов в 7-11 столетиях были изгнанниками!
Можно, конечно, указать на неспокойное положение на ирландских землях, но набеги викингов начались только в конце 8 века, а систематический характер приняли только в середине девятого. Начало же путешествий ирландских миссионеров приходится на середину шестого века, когда ни один завоеватель не ступал на ирландскую землю, а внутренние распри местных королей никак не вредили состоянию церкви – трогать монастыри никто и не думал ибо ссора с монахами была чревата наказанием свыше (примером может служить легенда о короле Суибне, которого Бог наказал безумием за неуважение к церкви). Иными словами, для монахов в Ирландии и Шотландии был сущий рай. И, тем не менее, из этого рая монахи всячески стремились сбежать – заселяли пустынные острова к северу и северо-западу от британских островов или отправлялись на континент. Религиозное рвение? Но почему он в такой мере проявился только лишь на землях скоттов?
Как и в случае, со средневековой Европой, помощь приходит оттуда, откуда ее ждали меньше всего: помочь объяснить парадокс ирландских миссионеров могут ирландские сказки, а именно – сказания о морских путешествиях в неведомые страны. Это саги о Бране и Маэль-Дуйне, о Кормаке и Кухулине, Кондле и Оссиане . Наконец, многое может рассказать и знаменитое «Плавание св. Брендана» - эта «монашеская Одиссея» Средневековья, как называют ее западные филологи. Во всех этих историях герой отправляется в неведомые земли, граничащие со сказочным миром. Естественно, что отважные путешественники были в чести у всех народов. У вавилонян героем-путешественником был Гильгамеш, «все видавший», у греков – Одиссей и аргонавты, у римлян – Эней, а у викингов далекие походы были в порядке вещей (Эрик Рыжий и его дети добрались до Северной Америки, конунг Рюрик вокняжился в Киеве, а его дружинники Аскольд, Дир и позже Олег – ходили на Константинополь), и почти о каждом походе слагались саги. Однако ирландские герои отличаются от своих иностранных коллег прежде всего своими мотивами. В ирландских сказаниях герой чаще всего пускается в плавание из чистого интереса. Бран в «Плавании Брана» слышит дивную музыку, которая увлекает его за море, а святой Брендан просто желает повидать страну, обетованную святым, о которой говорит ему духовный наставник. Короля Кормака языческий бог завлекает в сказочную страну всеми возможными средствами только лишь для того, чтобы он повидал этот чудный край. Бывает, правда, что герой преследует и другие интересы (Оссиан полюбил фею, Кухулина боги позвали на помощь, а Маэль-Дуйн желает отомстить за отца), однако всякий раз путешествие превращается в самоцель, а первоначальные намерения путешественника уходят на второй план. Да и сосватавшие эльфийку герои не приводят ее домой, а предпочитают остаться навеки в сказочной стране.
У других народов герои наоборот, пускаются в путь либо по принуждению, либо для достижения цели – принцессы или сокровищ. Так Гильгамеш хотел спасти друга, викинги – награбить побольше, Язон исполнял поручение царя, Эней спасался от врагов, а Одиссей вообще плыл домой, вот только плыть пришлось окольными путями. В любом случае, все они при первой же возможности вернулись к привычному, оседлому образу жизни, далекому от романтики и приключений. Исключение могут составить рыцарские романы и волшебные сказки позднейших времен, но все они черпали вдохновение у кельтских легенд, а большинство прямо с них и списаны.
Иначе говоря, «муза дальних странствий» всегда жила в склонном к романтизму сердце кельта, и далекое путешествие было привлекательным само по себе – нужен был только повод, чтобы последовать путем сказочных героев. Правда, человеку, обремененному семьей или королевской службой было не до дальних плаваний, но было в Ирландии целое сословие людей, не связанных с насиженными местами ни клятвой верности, ни какими-либо другими узами. Речь идет о монахах – людях, отказавшихся от благ мира сего ради служения Богу, этих вечных добровольцах Царства Божьего, готовых идти на край света ради идеи.

Дальше

© В. Заславский, 2005


Наши партнеры:


 


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.
Упельсинкина страница