Бог-олень

"Бог-олень"
Ок. I в. до н. э.
В одной руке божество держит змею, на шее у него торквес, ожерелье воина. Это изображение украшает знаменитый котел из Гундеструпа, культовый сосуд из позолоченного серебра.

Копенгаген, Национальный музей.

Воспроизведено по изд.: Религии мира: Иллюстрированная энциклопедия. - Минск: Белфакс, 2003.
© "Белфаксиздатгрупп", 2003.

Романизация кельтов

Еще до восьмого столетия до новой эры финикийцы создали торговые фактории в Гадесе (современный Кадис, Испания) и Массалии (современный Марсель, Франция), но в целом все огромное пространство западного Средиземноморья оставалось нетронутым древнейшими восточными цивилизациями, и в седьмом веке до новой эры на побережье Средиземного моря вышли кельты. В Иберии (современные Испания и Португалия) смешались, видимо, самые разные народы; карфагенянин Гимилькон в пятом веке до н. э. сообщал, что видел там даже эфиопов. Страбон в начале нашей эры писал, что на юге страны не было собственных алтарей, а только камни, “лежащие по три-четыре, которые каждый пришедший, по местному обычаю, переворачивает, окропляет, а затем возвращает на прежнее место” (III. 1.4.). Похоже, что тамошние жители совершали в то время поклонения на прежних мегалитических стоянках. Этот обычай продолжался и в исторические времена и был запрещен только Нантским эдиктом в седьмом веке. Страбон добавляет также, что местные жители запрещали кому бы то ни было совершать там жертвоприношения и даже ходить туда ночью, когда, по их поверьям, там царствуют боги. В подобной ситуации нынешний европеец сказал бы, что в этом месте появляются призраки или же что там живут феи. Однако для людей далекой древности запрет касался лишь полного ритуала олимпийских жертвоприношений (thuein). Но обитавшие там духи считались божественными (theoi), и потому требующими регулярного окропления. Этот интересный момент позволяет нам не только постичь природу древнего языческого миросозерцания, но и глубже понять наши собственные “предположения”, вне зависимости от того, принимаем ли мы те или иные современные фольклорные практики как “сохранившиеся” или, напротив, отвергаем их как “суеверия”.

На севере центральной Иберии жили кельтиберы, одно время, видимо, самые кровожадные из ее обитателей, которые, однако, ко времени Страбона уже говорили на латинском языке, носили тоги и сильно романизировались. Тем не менее они сохранили как минимум один не-римский обряд — обычай каждый месяц, в ночь полнолуния, приносить перед дверью дома жертвы неизвестному божеству, а затем танцевать всю ночь напролет. К сожалению, сам Страбон никогда не был в Иберии и лишь передавал рассказы других путешественников, но его свидетельство, по крайней мере, весьма древнее, и его сведения, если они подлинны, дают возможность провести интересную параллель с современными языческими празднествами в честь дня полнолуния. Кроме того, Страбон дает подробные детали жертвоприношения и гадания, весьма похожие на малоприятные церемонии, описанные Цезарем пятьюдесятью годами ранее, и повторно пересказанные Тацитом еще полстолетия спустя.

Карфагеняне захватили Иберию приблизительно около 240 г. до н. э., а лет через двадцать там появились и римляне. Римская экспансия на северо-западе провинции продолжалась еще два столетия, но к тому времени кельтская культура практически полностью исчезла — иберийцы становились римлянами. (Позднее в Иберии родились не только писатели Лукан и Сенека, но и императоры Тра-ян и Адриан.) Действительно, римское язычество, видимо, сохранялось здесь вплоть до шестого века, ибо Св. Мартин, епископ Браги, получивший назначение в 560 г. с тем, чтобы обратить в католицизм ариан Галисии, живших на северо-западе полуострова, сообщал, что языческие обычаи по-прежнему распространены здесь: “Соблюдение Вулканалий и Календ, украшение столов, ношение лавровых венков, гадание по следам, подношение фруктов и вина очагу, а хлеба колодцу — как назвать все это, как не поклонением дьяволу? А если говорить о женщинах: взывать к Минерве во время прядения, соблюдать день Венеры во время бракосочетания и вообще обращаться к ней при каждом выходе из дома — как назвать все это, как не поклонением дьяволу?”.

После разгрома Ганнибала, в начале второго столетия до новой эры, римские легионы вторглись в южную Галлию; через сто лет она стала римским доминионом. Это была первая “провинция” за пределами Италии, и восточная ее часть по-прежнему носит это название — Прованс. За столетия римской оккупации кельты расселились по всей территории нынешней Франции и построили множество торговых городов. В 57-55 гг. до н. э. Цезарь завоевал “Косматую Галлию” (Gallia comata), лежавшую к северу от романизированной Галлии (Gallia togata — бук. Галлия, одетая в тогу) (совр. Прованс и Лангедок). Его “Записки о Галльской войне” являются единственным описанием жизни кельтских племен, сделанным очевидцем. После смерти Цезаря в северной Галлии постоянно вспыхивали восстания, пока Октавиан Август не аннексировал провинцию, и не защитил ее от нашествия германцев. После этого друиды уходят со сцены, а первые пятьдесят лет нашей эры проходят в попытках императоров Тиберия и Клавдия подавить вспышки друидизма. Однако более никакого вмешательства в поклонение кельтским богам не было. Галлы, как сообщают некоторые древние авторы, вскоре привыкли к римским порядкам, за что завоеватели их, скорее, презирали. Тем не менее пять столетий спустя именно галлы выступят в качестве защитников римской государственности и культуры и сумеют, как и их соплеменники и соседи иберийцы, навязать эти ценности новым завоевателям — готам, алеманнам и франкам. Система римского права, кодифицированная Феодосией и Юстинианом, сохранилась, и ныне является правовой основой деятельности Европейского Союза.

Британия, завоеванная Клавдием в 43 г. до н. э. и поначалу поставлявшая в Рим налоги, рабов и наемников, в ходе восстания под предводительством Боудикки в 60 г. н. э. попыталась избавиться от захватчиков. Восстание было весьма близко к успеху, но и после того, как Светоний Паулин, сумевший подавить мятеж, был благоразумно переведен на другой пост, новые губернаторы провинции и их помощники начали проводить курс на романизацию Британии. Как отмечал, с некоторой резкостью, Тацит, “у покоренных это называется культурой, но на самом деле это лишь составляющая часть их рабства” (“Агрикола”, 21). В Британии, в отличие от Иберии и Галлии, было две великих королевы: Боудикка и Картимандуа. Повторим слова Тацита: “Для них не имеет значения, какого пола их правитель”. Боудикка, вдова царя племени иценов Пресутага, посвящала боевые трофеи богине Андрасте (Дион Кассий, LXXII, 2), а перед решающим сражением с римлянами под началом Паулина, как мы уже говорили, выпустила на поле битвы зайца. О решающей роли Картимандуи мы уже рассказывали.

Римско-кельтский этап в истории Галлии и Британии обладает тремя отличительными чертами. Во-первых, почти полностью исчезли друиды, и совершенно исчезли их кровавые жертвоприношения и гадательные практики. Возможно, они превратились в храмовых священнослужителей новой религии, но если так, то весьма странно, почему мы не имеем никаких сведений об этом и ничего не слышим о них как об официальных авгурах, возможно, входящих по этому праву в “коллегию” наподобие этрусских гаруспиков. В свидетельствах о галльском восстании 69-70 гг. друиды упоминаются (Тацит, “История”, IV, sh.), но после этого друиды и друидессы если и появляются в источниках, то только изредка, в качестве “свободных” прорицателей. Так, по преданию, одна жрица, содержавшая таверну, предсказала некоему воину Диоклу, что в один прекрасный день он будет императором, что и произошло на самом деле — он стал императором Диоклетианом (286; 116). Во-вторых, появляются собственные памятники и статуи, отсутствовавшие, или почти отсутствовавшие на предыдущем, до-римском этапе. Есть некоторые данные о том, что до римского завоевания кельты вырезали образа только из дерева, и лишь потом, уже при римлянах, начали высекать их из камня. О кельтских квадратных храмах мы уже говорили, как и о некоторых местных божествах. Специфически кельтскими являются изображения трехликих богинь, равно как и богов, несущих колеса или украшенных ими. Остальные “боги колеса” отождествляются с Юпитером. Римский Юпитер правил небом, громом и молнией, но у кельтов, и особенно у галлов, был особый бог грома — Таранис. Он часто изображался с молотом в руках, подобно Тору в позднегерманском искусстве. Суцелл, “добрый молотобоец”, также является характерным богом молота. На некоторых изображениях он предстает в “изысканном” головном уборе: во все стороны, подобно лучам солнца, расходятся молоты с тонкой ручкой, что в равной степени может быть и солярным мотивом. Характер кельтских богов часто остается скрытым от нас, ибо римляне предпочитали не описывать их подробно, а ассимилировать со своими божествами.

Третья черта римско-кельтской религии — ассимиляция. До нас дошли изображения многих “двойных” божеств и посвящения им, от весьма странных “гибридов” типа Минервы-Суль и Марса Лоуцетия до подлинных синкретических находок, таких, как знаменитые колонны Юпитера, во множестве рассеянных по северным провинциям империи, особенно на востоке. Максим Тирский утверждал (Logoi, VIII, 8), что олицетворением Зевса для кельтов был высокий дуб. Кельтские колонны часто украшались образами деревьев, как, например, колонны в Хаузен-ан-дер-Цабер, украшенные желудями и дубовыми листьями. Колонну нередко венчала статуя божества на лошади, побеждающего змееобразное чудовище. Кельтский небесный бог носит здесь имя своего римского прототипа, но в лошади, колесе со спицами, самой небесной колонне, в образах священных деревьев и сюжете о поединке со змеей из подземного мира просматривается сходство с германским небесным богом Одином, описанном только в тринадцатом столетии исландскими авторами, которые использовали идентичный небесный символизм. Здесь долгая североевропейская традиция нашла воплощение в рамках античности. Документально подтверждено существование около 150 колонн Юпитера, и весьма интересно было бы знать, действительно ли являлись они омфалами поселений, символическими и реальными центрами создаваемой людьми среды, как и предписывалось по определению небесным колоннам.

По изданию: Пенник Н., Пруденс Д. История языческой Европы / Пер. с англ. Р. В. Котенко. – СПб.: Издательская группа “Евразия”, 2000. – 448 с, ил.
© Prudens Jones and Nigel Pennick, 1995
© Котенко Р. В., перевод, 2000
© Издательская группа “Евразия”, 2000

Наши партнеры:


Скандинавские древности

 

Упельсинкина страница


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.