"Book of Kells" с орнаментом. Англосаксонская работа VIII в.

Воспроизведено по изд.: Хроника христианства. - М.: ТЕРРА, 1999. - 464 с.

Кэдмон

Христос и Сатана

(кодекс Юниуса)

Плач падших ангелов

Вернуться к предыдущей странице

3

Судьбина преступника тяжка, жестокая
Горестям дух обречен возгордившийся,
Бездне пылающей, ядом дышащей.

«Нету убежища мне, изгнаннику,
Чтобы укрыться от бедствий бесчисленных.
Грех мой довлеет на мне тяжким бременем,
Дождь ледяной и солнце палящее
Душу мою изнуряют, мучают.
Из под земли же мне стоны слышатся –
Стоны сородичей, верных мне издавна.
В узах томятся, пучинах безщадных.
Плач их пронзает сердце изнывшее,
И ветер свистит стрелою разящею.
Дом не увидеть мне, пристанище мирное,
Свет белый глаз не порадует более.

Знал я, бывало, с дружиною радости
В светлых чертогах, с небесными арфами,
Где добродоблестным ангельским ратникам
Слух услаждала песнь королевича.
Более не будет со мою товарищей
Кроме изменников, государем отверженных.
Боле не стану предводителем бранным,
Разве что в пекло, дружину злочастную
Их приведу для судьбины горестной.
Где наша слава, облик ангельский?
Где наша честь, гордость священная?
Где наши песни, гимны застольные?
Вместе собравшись дружиною сильною,
Славу мы пели Ратеначальнику.
Стройно звучали арфы небесные.
Пир возглавлял наш Бог благолюбящий,
Мы ж восседали подле любимого.
Где наши чаши, златом украшенные?
Где славословия в чертогах высоких?
Весь я изранен скорбями и ранами,
Весь я опутан грехами тяжкими.
Пламя пучины, цепи тяжелые.
Пали герои, надежда утрачена.

Увы, величие доброподателя,
Увы, могущество землетворителя!
Мир срединный и солнце светлое,
Увы, застолья с вождем и дружиною,
Чертог на высотах, славой сияющий.
Горе мне! Радости ввеки утрачены:
Вождь милый ныне противник грозный,
Не встречусь я больше с дружиной любимой,
Разве в бою, в побоище смертном.
Судьбой не судилось мне, изгнаннику,
Ногою ступить в небеса высокие,
Очи подъять к свету предвечному,
Слух усладить трубами звучными.
Тяжек удел мой, делами заслуженный:
Сам я покинул чертог всевладыки,
Руку поднял на наследника юного,
Рук моих дело – величье и радость,
Что я утратил, клятву нарушивши.

Судьбу изгнанника видел я ясно.
Знал, что стяжаю изгнание горькое.
Место утратил в дружине славной.
Свет не увидеть небесный мне боле.
Тьме обречен я, пучине мерзкой.
Долго я думам душой предавался,
Корень всего увидеть силился:
Как же постигла кончина бесславная
Ангела светлого, духом высокого?
Вижу сейчас я – гнев государев
Ввек не оставит слугу неверного.
Радостно было служить всевластителю,
Но не желал я рабом быть покорным,
Волю господню творить неустанно.
Сердцем замыслил зло на любимого –
Свергнуть с престола государя законного,
Ратей гордых владетеля твердого.
Ждет за то меня кара тяжкая,
Горести горькие, отмщение скорое.
Полный печали, на дорогах далеких
Судьбой осужден на скитанья скорбные».

4

В пучину адскую канул преступник,
Где суждено ему быть навеки.
С ним же соратники его злобесные,
Надменным, недобрым сердцем сгублены.
Бог многосильный сразил губителей,
Обрек влачиться в темнице огненной.
Так подобает всякому смертному
Сердце свое пытливо просеивать –
Да не посеется дума недобрая,
Что неугодна Сердцевластителю.
Ангелам гордым, в славе сияющим,
Гибель стяжали помыслы черные.
Роду ж людскому счастьем да будет
Вечная радость в чертогах райских
Подле Владетеля ратей небесных,
Доброподателя родов ангельских.
Доблестен в битве Властитель мудрый,
Свергший мятежников, клятвы нарушивших.
Место в чертоге, в застолье небесном
Нам уготовано подле Господа.
Достойно поэтому мужу смертному
Дела творить, Доброведцу приятные,
Дабы угодным предстать пред Владыкою,
Святым и вечным в славе немеркнущей.
Да изберет всякий смертный в мыслях
Вечной, вышней обители взыскивать
С Христом богородным, сильным над сильными.
С сердцем, исполненным мыслей радостных,
Духом спокойным и мудрым разумом
Будет искать он Божией истины,
Жить на тленной земле богоправедно,
Пред вышним престолом склонив колена,
Доброго Бога просить о милости.

Гордому мужу, жене благонравной,
В радостях этого мира живущим,
Достойно сподобиться блага высшего,
Вечной жизни в чертоге небесном,
В земле далекой, с этой не схожей:
Красотой превосходнейшей, ввеки стоящей.
Радость в краю том несет владычество,
Сладки для чрева плоды на древах
Зреют в усладу градообитателям.
Край тот лежит без конца и начала
Нет рубежей там, врагами грозных.
Тот дом уготован угодным Богу,
Слугам блаженным, верным Господним.
Направим стези в эту обитель,
Где восседает Христос-благолюбец,
Воитель победный. И с Ним – две рати
Стоят вкруг престола, славой равные:
Дружина ангелов, вышних издавна
И души праведных сынов Адамовых.
Словом и делом славят Всевластного.
В доспехе светлом, небесном оружии
Блистают во свете Господа доброго.
Слава их вечна, конца ей не будет.

Продолжение

© В. Заславский, перевод, комментарии.
Оригинальный текст: http://www.yorku.ca/inpar/Christ_and_Satan_Kennedy.pdf

 


Наши партнеры:


Наши партнеры:

Скандинавские древности

 


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.
Упельсинкина страница