Наши партнеры:

Скандинавские древности

 

Питер Нейльсон (Peter Neilson )

Учиться у кельтов

(Статья публикуется с небольшими сокращениями)

Ключи к новым моделям церкви лежат не только в современной социологии наших приходов, но и в нашей истории. 1300 лет прошло со времени Кавберта, кельтского епископа Линдисфарна (Святого Острова).

Евангелизация нашей общины укоренена в кельтском пути, поскольку глубинная память часто вдохновляет нас на провидческие новые начинания, и мы верим, что кельтский подход к миссии может многому научить нас.

Возрождение интереса к кельтскому христианскому пути в недавние годы обусловлено годовщинами: в 1997 – приход Ниниана (397), смертью Коламбы (597), совпадающего с началом римской миссией Августина в Кантербери (597). Люди Британских островов впервые были евангелизированы кельтами. Они услышали Благую Весть, эффективно подействовавшую во время культурного хаоса, когда римское влияние ушло (413 н.э.) и Британию наводнили шотландцы из Ирландии, англы из Скандинавии, и загадочные пикты с севера. Церковь училась сеять семена Евангелия в этом культурном смешении, подобном нынешнему, в нашем постмодернистском попури религиозных стремлений.

До того, как отправиться на поиски возможных кельтских ключей, мы должны отметить осторожность некоторых ученых, занимающихся изучением кельтской цивилизации, предостережения по поводу современного интереса к кельтской церкви. Профессор Уэнди Дэвис из лондонского университета заявляет что «нет такого явления, как кельтское христианство: эта концепция бесполезна, если не вредна».

Ян Брэдли признает, что мы не должны обобщать, говоря о рассеянных ранних церквях на островах, и в своей последней работе предпочитает говорить об определенной эволюции «Церкви Колумбана».

В подобном тоне Дональд Мик, профессор кельткого (гэльского) языка в университете Абердина, призывает предостеречь от романтических реконструкций кельтского христианства, и «лечить зуд нашего церковного тела, общественного и личного ... [Эти реконструкции] определены, скорее, потребностью современного общества чем источниками». Однако, он, хотя и неохотно, одобряет работы Яна Бредли и Джона Финнея, которые обеспечивают основу для научного анализа. Бредли описывает Церковь Колумбана, как имеющую различные особенности, о которых я вкратце расскажу.

Каим (круг защиты) и Коракл (маленькая лодка)

Есть благодатная духовность: живущая в благодати Бога. Каим был окружающей молитвой, которой кельты утверждали присутствие Бога в этом круге. Другими словами, куда бы они отправились, Бог был с ними, они оставался в присутствии Бога и под его защитой. Кельтский Путь укоренен в Воплощении, глубоком осознании Иммануила – «С нами Бог».

Коракл – это маленькое вёсельное судно, которое плыло от места к месту. Сказано, что кельты плыли, доверяясь дуновению ветра, и там, где они высаживались, было следующее место их миссии, приносимое ветром Духа. Это - духовность доверия и риска, составлет самое сердце жизни по благодати. Это была «духовность и богословие риска». Нам надо снова стать людьми каима и коракл.
Пример кельтской каим-молитвы:

Окружи нас, Господи.
Храни любовь внутри, и ненависть снаружи.
Храни радость внутри и страх снаружи.
Храни мир внутри, тревоги снаружи.
Храни свет внутри, тьму снаружи.

Община и путешествие

Кельтский образ жизни проходил между общиной монастыря и путешествием «белого мученичества». Общинная жизнь была отмечена даром гостеприимства, в котором странник – это замаскированный Христос.

Вдохновленые отцами-пустынниками и монашеским движением Мартина Тура, кельтские миссионеры основывали монастыри, общины, молитвы, учебу и служение. Для нынешних «потерянных» поколений, кельтский дар гостеприимства является драгоценным.

Простота и гибкость

Кельтский путь был по существу простым и несложным. Модели руководства и власти (авторитета), были основаны более на духовной мудрости, чем на церковной иерархии. «Кельты не имели большого вкуса к церковности или организации, и выражали свою веру через общины, которые были, по сути своей, временными и импровизированными». Церковь, которая истино верит, что каждая структура временная, будет открывать новую свободу для Божьих целей.

Как налаживать культурные связи и приобретать культурных лидеров?

Кельтские евангелисты начинали с понимания, что мир - Божий, и что он добрый. Они верили, что Христос был главой всего творения и главой нового творения. Они взяли положительные аспекты культуры и «крестили их», даже рискуя иногда соскользнуть в синкретицизм (т.е. смешение разных вер или принципов).

Колодцы с целебными качествами использовались для крещения, друидские храмы стали церквями и стоящие камни стали проповедническими местами. Кельтские евангелисты представляют собой вызов нашему негативному взгляду на культуру и приглашают к культурному взаимодействию, к использованию культурных символов, методов и пониманию положительного потенциала Божественного деяния.

«Кельтская церковь не сколько стремилась принести Христа, сколько открыть его: не стяжать, а увидеть его в «друге и страннике»; освободить Христа, который там уже есть во всем своем обилии.

Чтобы выиграть новую культуру, мы должны выиграть культурные формы. Для кельтов это значило покорить сердца племенных королей, будь то Ниниан с Тудавалуссом или Аидан с Освальдом. Церковь, которая бы захотела оформить будущее, найдет кельтскую стратегию для себя поучительной.

Стоя у Креста и в поисках Воскресения

Наиболее узнаваемым кельтским символом является круг окружающий крест. Были споры, что это значит – знак воскресения, знак солнца или адаптация друидского символа? У кельтов крест оставался центральным, как и у Апостола Павла, они также видели в этом знаке победу над дьяволом. Вера в доброту творения не значило для них наивную недооценку дьявола.

Каждый кельтский святой имеет свою легенду борьбы со злом и строгий путь их покаяния может отпугнуть слабовольных. Нам нужно вернуться к Кресту, как к знаку огромного мужества для спасения мира. Миссионерские путешествия кельтов вели их в трудные и далекие места, где они могли умереть, такие места названы «местами воскресения». Это были места, где только Бог мог принести новую жизнь. И задачей миссионеров было – молиться, проповедовать, заботиться, служить и ждать пока наступит воскресение.

Творение и Творчество

Любовь кельта к Божиему доброму творению укоренена в Библии, язычестве и ежедневной близости к природе. В дни кризиса окружающей среды и экологического сознания кельтский путь глубоко созвучен задачам нашей культуры.
Во время когда, западного христианства чураются из-за его историко-политического союза с индустриальным развитием, кельтский путь предлагает заботу о мироздании, в духе обновленного библейского мировоззрения.

В отличие от нашего строгого сурового реформаторского наследия, кельты воспевали дар воображения и творчества – в музыке, поэзии и искустсве. Несомненно, кельтский дар воображения является даром и для нашей визуальной культуры.

Укорененность в Земле, помятуя о Небе

Великий призыв кельсткого пути - одухотворенность ежедневной жизни; благословение огня, молитва для прядения или доения коровы. Бог – это Бог обыденности (каждого дня). Воплощение – это ежедневный опыт, а не богословская концепция. Кельтский путь - путь приношения каждого дня Богу, путь каима – кажется приемлемым способом молитвы для современного человека.

Комментаторы кельтского пути также подчеркивают его богатое сознание небесного: общение святых и славы вечной жизни. Нам полезно учиться легкому касанию небес от кельтских друзей.

Дома, в Церкви

У нас есть, в нашем кельтском наследии, жизненные ключи, которые позволяют чужестранцам «быть дома, будучи в церкви».
Кельтский путь не есть церковное «одомашнивание» христианства. Он принадлежит людям. Он «народный» в собственном смысле слова, и поэтому доступен и для тех, кому неуютно в церквных стенах. Кельтский путь - это предложение обычным людям Евангелия Иисуса Христа.

Глубочайшая привлекательность лежит в том факте, что традиция кельтской церкви выжила благодаря богатому пониманию природы Бога в откровении в Иисусе Христе: как творческого Создателя, как воплотившегося Бога каждого дня, как распятого и воскресшего Бога и свободно дышащего Святого Духа.

Искусство и молитвы кельтов показывают нам, что чувство общины и гостеприимства вырастают из созерцания Троицы. Дар практической тринитарной общины может быть величайшим даром для нас, когда мы ищем, как жить путем благодати в наше время.

Выводы: наметки на будущее

В заключение. Кельтские миссионеры предлагают нам замечательные ключи для церкви. Эти ключи могут содержать элементы современной реконструкции рядом со строгими канонами академического изучения кельтской цивилизации и с профилем нашей современной культуры.

© Румянцева Н.А., перевод, 2005.
© Питер Нейльсон (Peter Neilson ), 1998
© http://www.st-cuthberts.net/celticpn.htm

назад

 

Наши партнеры:


 


 
©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
Последнее обновление - 22 февраля 2010 г.
Упельсинкина страница